Воскресенье, Октябрь 21, 2018

Поиск на сайте

ИСТОРИЯ СЕЛА ПИОНЕРСКОЕ (Часть 2)

/ страницы истории cел Симферопольского района, взгляд 1964 года/ часть2/ При написании работы была использована литература по истории и археологии древнего Крыма, средневекового Крыма, ряд фондов Крымского областного   государственного архива, Крымского областного партийного архива, материалы краеведческого музея, а также свидетельства многих жителей села.

_____________________________________________________________________

После отмены крепостного права положение крестьян стало крайне тяжелым. «Освобождение» прошло без наделения землей. У крестьян оставались только приусадебные участки, не пре­вышавшие 0,62 десятины.

Крестьяне были сразу же опутаны различными долговыми платежами: выкупными, земским налогом, арендные, банковский процент, волостные и общинные и т.д. Кроме того, крестьяне нашего села не имели своих собственных жилищ и вынуждены бы­ли за высокую арендную плату /20 рублей в год/ арендовать хижины у помещиков.

По данным земской управы Таврической губернии в Кильбуруне 13 мужчин имели наделы по 0,62 десятины земли, а 56 мужчин было безземельными, в Эски-Сарае все население было безземельным /274 человека/, в Джалмане все население /47
человек/ было безземельным. стр. 46. /Очерк поземельных отношений в Таврической губернии. 1907 г. Симферополь/.

Вот так описывается положение этих вечно нищих безземель­ных арендаторов-скопщиков:

«Скопщики – это арендаторы из доли .урожая, чаще живущие в хижинах землевладельца. Условия, на которых живут скопщики, поражают своей неопределенностью.

Словестные договоры на один год и без гарантий, что даже в этом году договор не будет нарушен. Особенно тяжелыми были условия той аренды, которая заключалась через посредников, ко­торые увеличивали плату…

Договор мог быть расторгнут даже за знакомство с «нехоро­шими людьми», не считая уже «неуживчивость характера» – все это давало право выселить скопщика».

/К характеристике экономического положения населения Таврической губернии. Губ. земская управа. 1902 г., стр. 68/.

Недовольство крестьянских масс быстро растет и выливает­ся в ряд волнений. Особенно частые волнения в Таврической гу­бернии снова связаны с Днепровским уездом. Канцелярия Таври­ческого губернатора не успевает принять меры   по бесчисленным донесениям исправников, полицейских чинов о происшествиях в уездах. Среди крестьян стали распространяться слухи, что мест­ные власти их обманули и не выполняют указов царя о наделе крестьян землей.

На гребень волны крестьянского движения снова поднимают­ся лучшие представители имущих классов, которые сознают необ­ходимость социальных преобразований.

И если декабристы видели путь для осуществления своих идей в военном заговоре, так революционеры-народовольцы меч­тали поднять народные массы на крестьянскую революцию.

Два года /1867-1869/ прожила в нашем селе имени Кильбурун Софья Перовская, которая несколько позже становится руко­водителем организации «Народная воля 1879 г.». В селе она за­нималась самообразованием, наблюдала жизнь крестьян, только что получивших «свободу» из рук крепостников. Вскоре шестнад­цатилетняя Софья Перовская выехала в Петербург, где впечатле­ния о тяжелой жизни села Кильбурун привели ее в кружок «чайковцев».

Через несколько лет /в 1874 г./ после ареста она снова приезжает в Крым, где за ней устанавливается строгий полицей­ский надзор по требованию «суда Особого присутствия по борь­бе с государственными преступниками».

/КОГА. Ф. 26; оп. I; д. 26694; л. 13/.

Устанавливается строгий жандармский надзор и за семьей Перовских.

/КОГА. Ф. 26; оп. 2; д. 871; л. 9 и 10. Ф.26; оп. 2; д. 1026; л. I/.

Страшась, чтобы «крамола» не проникла в   наэлектризован­ную среду крымского крестьянства жандармы ревностно исполня­ют предписания правительства. Трудно сказать, знало ли село, что ту девочку из имения, которая купалась в Салгире с крест янскими детьми, царь как «страшную государственную преступ­ницу » повесил на площади Петербурга при охране двенадцати тысяч солдат и множества жандармов.

Нет никаких документальных свидетельств о том, что наши сельчане читали сообщение об этом в официальной печати, так как и грамотных в селе было крайне мало.

Например, в Симферопольском уезде в 1915 году грамотных было только 24,9%.

/Статистический справочник Таврической губернии 1915 г. г. Симферополь/.

А в те годы, может быть, среди крестьян грамотных было  единицы. Затем, где достать газету, если за год крестьянин не мог заработать на сбрую для лошади.

В 1869 году, чтобы покрыть Петербургские долги, Лев Ни­колаевич Перовский продает Кильбурн. Помещики Афанасьев, а затем Вульф, чтобы поскорее возвратить затраты на покупку, увеличивают размеры арендной платы и сдают землю под деревья­ми в саду по 120 рублей за десятину, а урожай фруктов прода­ют отдельно купцам из Москвы, Петербурга, Харькова, Киева и других городов.

Примерно в 1898 году сгорела помещичья дача в Кильбуру­не, ходили слухи, что поджог совершил кто-то из дворовых, «освободившихся» без земли. /Из воспоминаний Кузнецовой Ири­ны Сергеевны – жительницы с Пионерского/.

В 1900 году от случайного пожара сгорело все село Киль-бурун /12 домиков, поставленных из плетня, обмазанного гли­ной/.

На месте пожарищ снова руками арендаторов стали возводить домики-лачуги из камня.

Жители села Поддубный Иван Николаевич и Сиваков Дмитрий Андреевич рассказали: сельчане в окрестностях собирали ка­мень, свозили его в село, месили глину и всей семьей выкла­дывали стены. Помещик, чтобы считать дома своей собственностью, похаживал и все убеждал, что дома ставят они на его земле, обещал дать немного леса и кровлю. Как только крестьянская семья входила в дом, приказчик требовал аренду за дом по 30 рублей в год.

«С каждым годом усиливается эксплуатация крестьян-арен­даторов.

В предгорье с арендатора берут плату натурой и, когда ее перевести в деньги, то получается, что она в 2,5-3 раза выше денежной аренды. Кроме того, владелец – забирает солому и полову. С 1889 по 1899 годы арендная плата выросла по Сим­феропольскому уезду более чем в 3 раза».

/КОПА. ф. 150; оп. I; д. 12; л. 48-50/.

Умножились и выросли другие платежи. Вот как они образ­но описывались современниками.

1. Земский налог надо выплатить немедленно по снятию урожая, с властями нельзя шутить и медлить.

Выкупные платежи – это обязательно;

Банковский процент…

Частные долги – их надо платить исправно.

Волость и община /она заберет свои долги сразу/.

И вот когда урожай /после уплаты всех платежей и кабальной аренды/ уже достаточно истощен, является   поп, ему не дать нельзя, а то предаст анафеме; за ним – дьячок; затем – пономарь, сторож церковный, попадья, монахи – как саранча… и все угрожают отлучением от церкви.

/КОПА. ф. 150; оп. I; д. 12; л. 74/. Обстановка становится напряженной. Рядом с селом про­ходят политические выступления в городе Симферополе /а это крестьяне видят своими глазами, часто приезжая в город/.

продолжение следует

Добавить комментарий

Пожалуйста войдите в систему для отправки комментария.

 

Февраль 2011
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Янв   Мар »
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28  

Крымское телевидение

http://itv.in.ua

Последние обновленные