Понедельник, Январь 22, 2018

Поиск на сайте

ИСТОРИЯ СЕЛА ПИОНЕРСКОЕ (Часть 4)

/ страницы истории cел Симферопольского района, взгляд 1964 года/ часть4/ При написании работы была использована литература по истории и археологии древнего Крыма, средневекового Крыма, ряд фондов Крымского областного   государственного архива, Крымского областного партийного архива, материалы краеведческого музея, а также свидетельства многих жителей села.

_____________________________________________________________________

Как сильны настроения к захвату помещичьих земель силой говорит следующий факт:

22 июня 1917 года Таврический губкомиссар пишет отношение прапорщику Казанджа о принятии мер против комиссара 4-го участ­ка Симферопольского уезда Близнюка, призывающего крестьян к захвату помещичьих земель и неплатежу налогов.

/КОПА. ф. 150, оп. I; д. 288; л. 9/.

Трусливо и поспешно покидала свое имение в Кильбуруне помещица Зефиропуло. Сбежал под защиту войск и помещик Г.Г. Елисеев, выигравший в карты в 1916 году имение у князя Долго­рукого.

/Из воспоминаний старожила Яни Ивана Дмитриевича/.

Эти факты показывают, что власть временного буржуазного правительства в селах Крыма была слабой, помещики не могли чувствовать себя спокойно даже в 10 километрах от губернского города.

Советская власть в селе Пионерское была установлена при следующих обстоятельствах. Перед Октябрьской революцией име­ние Джалман принадлежало контр-адмиралу Петрову-Чернышеву Аркадию Николаевичу, который занимал видный пост на Черномор­ском флоте. Когда в Крым пришло извещение о революции контр­адмирал, боясь возмездия, бежал с флота. Революционные матро­сы приехали в село Джалман, чтобы разыскать контр-адмирала. Но его здесь не оказалось, и моряки в течение трех дней пребыва­ния в селе установили здесь власть ревкома,^поставив во главе ревкома Бондаря Иосифа Максимовича 1891 года рождения подпольщика /подпольная кличка Коханов/, который в то время работал в имении контр-адмирала.

/Из воспоминаний жительницы села Бондарь Евдокии Василь­евны – жены Бондаря И.М./.

В 1918 году во время оккупации немцами Крыма Бондарь И.М. был арестован, а ревком ушел в подполье.

В 1919 годах в селе действует Джалман-Кильбурунекий по­районный Совет рабочих и крестьянских депутатов, который на­чинает принимать меры по налаживанию нормальной жизни в селе: разделяет землю организует»общественные учреждения, организу­ет комитеты бедноты по Салгирской долине.

б мая 1919 года Совет выступает с отношением в Крымский областной Политический Комитет «для принятия мер по удовлет­ворению требований пострадавших от угнетателей: Федора Степа­новича Недопитайленка, Козьмы Константиновича Шонова, Марии Шоновой, Пантелея Яни», у которых татарские националисты по­жгли дома на Южном берегу и они вынуждены были спасаться бег­ством.

/КОПА. ф. I; оп. 3-е; д. П-а; л. 13/.

Но снова потекли месяцы мрачного режима белогвардейской клики Деникина и Врангеля, во время которого хозяйственная жизнь села замирала, а силы сопротивления контрреволюционным режимам все возрастали.

Несмотря на то, что в Кильбуруне был пристав и до 50 че­ловек стражников, сельчане готовились к выступлению.

Вот сообщение начальника штаба белогвардейских войск в

Крыму начальнику штаба Добровольческой армии о подготовке 5ГБё^но»иТ9Т9~г7~в Крыму удалось установить Советскую власть на несколько месяцев.

вооруженного выступления партизан в Симферопольском уезде /до­несение послано II января 1919 года/.

«В деревнях Симферопольского уезда Саблы, Кильбурун, Давидовские хутора произведена партизанами мобилизация и орга­низовано вооруженное выступление, которое назначено на бли­жайшие дни. В указанный район послан карательный отряд с пред­писанием ликвидировать партизан…» /Пархомов/. /Сборник. Борьба за Советскую власть в Крыму. Документ № 41; стр. 68/.

С новой силой разгорелась борьба против контрреволюцион­ных войск, когда рядом с селом был организован 2-й Повстанче­ский отряд в районе Тавеля, в состав которого вошли и неко­торые жители села Пионерского, а другие содействовали его у спешным действием тем, что собирали продукты, хранили дос­тавленное городскими подпольщиками оружие, были связными.

Так, например, Сиваков Дмитрий Андреевич, Мазниченко Иван Григорьевич, три брата Тонконцевы Антон, Козьма и Григо­рий, а с ними еще 5 человек, прибывших из города Симферополя, пришли в отряд «зеленых» под Тавелем и принимали участие в боевых операциях. Около 20 стражников Кильбурунекого гарни­зона перешли на сторону партизан и пробились в отряд Повстан­ческой армии.

/Из воспоминаний старожила Сивакова Дмитрия Андреевича/.

По прибытию во второй Повстанческий отряд, тов. Мокроусов в Джалмане, в бившем помещичьем доме, который находит­ся под лесом, в 1920 году проводил крупное собрание /видимо заседание 0К/, куда прибыли командиры отрядов и городские подпольщики /всех было около 100 чел./.

/Из воспоминаний Бондарь Евдокии Васильевны/.

В доме Бондрря, который был связующим звеном между городским подпольем и Главным штабом Повтанческой армии до ухода 2-го отряда в Бешуйские леса, хранилось оружие и боеприпасы до прихода связных партизан.

Мокроусов был дважды в доме Бондаря И.М.

/Из воспоминаний Бондарь Евдокии Васильевны/.

Возили оружие из города две девушки «Тоня» и «Муха».

Житель села Пионерского Зайцев Василий Семенович выполнял ряд поручений связного. Сам он рассказывает, что задания были незначительными, и ему, парню в 18 лет, не­трудно было с ними справиться, но Бондарь Е.В. сообщила, что Зайцев часто рисковал, уходя в лес с продуктами и боеприпасами.

В доме Бондаря И.М. были боевые товарищи Мокроусова Чистяков, Звездочкин, Находкин и др.

Жители села не прекращали борьбу против белогвардей­цев до их изгнания из Крыма, о чем свидетельствует тот факт, что гарнизон села Кильбурун беспрерывно пополнял­ся карателями и командовал им полковник Остриков и капи­тан Козинцев.

/Из воспоминаний Ивана Николаевича Поддубного – жи­теля села/.

Необычайно активной жизнью села отмечены первые не­дели после изгнания белогвардейских войск из Крыма в но­ябре 1920 года.

В протоколах Симферопольского уездного партийного комитета есть такая запись /протокол от 22 декабря 1920 года/.

«В Джалмане также организовалась комячейка из 5 человек».

/КОПА. ф. 5; оп. I; д. I; л. 30 /оборот/.

А через 6 дней 28 декабря 1920 года в докладе агитпропа Укому партии о работе в деревне сообщается, что в декаб­ре проведены митинги в поддержку Советской власти и дальше: «… в Салмане открывается в ближайшие дни клуб, кроме того там организована комячейка, насчитываю­щая В членов партии и 4-х кандидатов».

/КОПА. ф. 5; оп. I; д. 2; л. 9/.

Сопоставив эти два документа, можно сделать заклю­чение о том, что общественно-политическая жизнь в селе била ключом: за неделю партячейка выросла на 7 человек».

В селе организуются ряд общественных организаций: сельсовет, комитеты бедноты в Эски-Сарае, Кильбуруне и Джалмане, сельпосевком и др. организации.

Сельский Совет назывался Джалман-Кильбурунский и обиединял все села СалгирскоЙ долины с населением в 3075 чел.

/КОПА. ф. 5; оп. I; д. 17; л. 19/,

Партячейкой и сельским Советом была проведена рабо­та по распределению земельных угодий, а посевком при сельском Совете руководил работой по подготовке к перво­му весеннему севу при Советской власти. Проводилась рабо­та и среди молодежи. В докладе организатора комсоюзов среди молодежи Упарткому от 25 января 1921 года указы­вается, что она была в Джалмане и предприняла попытку провести собрание молодежи, да ввиду пожара в Народном доме это ей не удалось.

/КОПА. ф. 5; оп. I; д. 2; л. 19/.

продолжение следует

Добавить комментарий

Пожалуйста войдите в систему для отправки комментария.

 

Февраль 2011
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Янв   Мар »
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28  

Крымское телевидение

http://itv.in.ua

Последние обновленные