Понедельник, Сентябрь 25, 2017

Поиск на сайте

Такое не забывается никогда

2 мая 2011 г. в день Всеукраинской партизанской маевки 24 бывших партизана, участника боевых действий Великой Отечественной войны Добровского сельского совета выехали на это мероприятие. По традиции возложили цветы у братской могилы, в которой захоронены партизаны, павшие в боях с гитлеровцами в районе села Перевальное и два воина — капитан Белоусов А. Н. и Верещагин Н. Г. из 134 артполка, затем в с. Перевальное возложили корзину с гвоздиками у братской могилы советским воинам, павшим в боях с фашистами в апреле 1944 года в период освобождения Крыма. В селе Перевальное к нам присоединились две женщины — Котовская Наталья Николаевна, член Совета ветеранов Добровского сельского совета и ее свекровь Котовская Екатерина Дмитриевна. Я знала, что она в период Великой Отечественной войны с семьей ушла в лес к партизанам, но никогда ни на одном мероприятии я ее не видела. С большим интересом я рассматривала эту скромную, но довольно живую и общительную женщину, которая тут же вместе со всеми запела и выводила песни так, что более молодые были поражены ее прекрасным голосом в её то 89 лет!

Посетили мы «Партизанскую шапку», затем приняли участие в митинге на Ангарском перевале. Волна воспоминаний нахлынула на Екатерину Дмитриевну и сидя за обеденным столом скромно, застенчиво поделилась своими воспоминаниями о том, что пришлось перенести женщине с тремя детьми на руках.

И поведала о себе такую историю: «Мою маму Каши-Оли Симелу Статьевну привезли в Крым её родственники еще девушкой задолго до Октябрьской революции из Греции, когда там шла война между греками и турками.

Папа Попандопуло Дмитрий Харлампиевич родился в городе Алушта.

Я родилась уже при советской власти в 1922 году. Училась, затем работала в колхозе им. 3-й Крымской дивизии. Вышла замуж, и когда в 1943 г. румыны и немцы заняли наше село Ангара, у меня было трое детей 1939, 1940 и 1941 года рождения.

Жителей села румыны заставляли садить табак и осенью его вывозили в г. Симферополь. Работали под немецкой охраной с автоматами. Когда в Симферополе начались расстрелы евреев и комсомольцев, до нас дошли слухи, что и жителей села ожидает то же. Все жители деревни ночью ушли в лес к партизанам. В лесу на Кидерлике (так называлось место в лесу) нас встретили партизаны и провели в отряд.

На следующий день командир 17 партизанского отряда (который состоял в основном из юношей села Ангара (ныне с. Перевальное) Козин Октябрь Аскольдович — бывший председатель нашего колхоза распределил пришедших на две группы в лагере: на боевых и гражданских. Всех женщин с детьми разместили в гражданской части лагеря, а мой муж Котовский Степан, отец Попандопуло Дмитрий, младший брат Попандопуло Христофор и сестра Мария остались в боевом отряде.

Каждую ночь я вместе с другими женщинами, ходила за продуктами в деревню, которая была занята в основном румынами, немцев было мало. Хотя и страшно было идти, но мы шли потому, что надо было кормить детей и снабдить продуктами боевой лагерь, ведь партизанам надо было ходить в разведку и на задания.

Мой брат Христик, Володя Тимофеев, Шевченко Боря ходили в разведку, а им было по 17‑18 лет, а Боре и того меньше. За продуктами ходили по 2‑3 человека. Помню, мы с Лизой Ставропуло — односельчанкой, спустились в урочище Кизил-Коба и в пустой усадьбе нашли закопанный бочонок с катыком, в котором плавали шары масла. Это было счастье! Набрали во что могли и принесли в лес.

Немцы часто делали прочесы. Однажды нас окружили и на выходе из Васильковой балки, в районе Зуи забрали в концлагерь в совхоз «Красный». В течении суток в Васильковой балке шли бои, много людей погибло, домик лесника был полон раненых партизан, в их числе и Валя Кособродова, односельчанка. До сих пор судьба ее неизвестна.

В лагере каждый день ждали смерти. Однажды нас повели в баню, заставили раздеться и мыться холодной водой, а на выходе уже стояли две «душегубки», ждали нас. Мы уже начали друг с другом и детьми прощаться, как вдруг забежал какой-то мужчина и приказал нам быстро одеться и садиться быстро в машину. Нас вывезли в «картофельный городок», а ночью привезли в г. Евпаторию в разбитую гостиницу «Европейская». На рассвете следующего дня снова погрузили в машины и вывезли во Фрайдер (ныне с. Первомайское). Пробыли мы в лагере около двух месяцев, но показалось вечностью время, проведенное каждую минуту под страхом не только за собственную жизнь, а в первую очередь за жизнь детей и родителей.

Прожитые несколько недель в ауле показались нам раем. Мы не верили, что спасены. Поселили нас с мамой и детьми в ауле № 3. Добрые люди нас не выдали, что мы были в лесу у партизан. Наверное, тот мужчина, что вывез нас из лагеря, был связан с партизанами. Нас накормили, обогрели, не обошли вниманием, а когда уезжали из этого аула, хозяева в дорогу дали нам полмешка муки, пшеницы. Господи, как мы были им благодарны, они спасли нас от голодной смерти. Поселились мы в деревне Кель-Бурун (бывшая усадьба Софьи Перовской, ныне с. Пионерское) в здании разбитой мельницы, а затем переехали в свою деревню Ангара. Жили в разбитом здании ресторана, так как наши дома, как и многие другие, были сожжены после ухода в лес.

13 апреля 1944 года партизаны и советские войска освободили наше село от немцев. Радости не было конца, и работы не початый край. Надо было думать, как же дальше жить, где вить свое гнездо. И вдруг 18 мая пришла страшная весть — высылают крымских татар. Эта новость шокировала нас. Хотя в селе было всего четыре татарских семьи, но село опустело, наступила странная и страшная, чего-то ожидающая тишина. И примерно, где-то в начале июня 1944 года, на рассвете, к нам пришли двое мужчин, я не знаю кем они были и сказали: «Собирайтесь и пошли, татар выселили, теперь наступила ваша очередь». Взять с собой ничего не разрешили, в чем были в том и двинулись пешком до железнодорожного вокзала г. Симферополя, а там посадили нас в телячьи вагоны и тринадцать суток везли на Урал без всякого объяснения. На все вопросы был один ответ: «Много разговариваешь». Привезли нас в город Краснокамск Пермской области. Здесь мы встретили и болгар, и армян, и татар, вывезенных вместе с нами. И никто не посчитался с тем, что мы были в партизанах, рисковали своей жизнью и жизнью своих детей, помогали фронту чем могли, сами оставаясь часто голодными. И здесь родилась песня, которую мы пели все вместе:

В Крыму поднялася шумиха,

Из Крыма выслали татар,

И патриотов не забыли — армян, греков и болгар.

По приезду на Урал мой отец работал на сплаве леса на реке Кама, сестра Мария работала на бумажном комбинате по выработке бумаги, я работала там же. Сестра при чистке дифаблера (какой-то деревоперерабатывающий станок) простудилась, получила воспаление легких и за неделю скончалась. У отца при сплаве леса на реке, разорвалась связка бревен и он провалился между ними в замерзшую реку. Вытащили его замерзшего, одежда на нем была как панцирь и через неделю он умер. После болезни умерла моя дочь 1941 года рождения….

Екатерина Дмитриевна прервала свой рассказ. Слезы и нахлынувшие воспоминания не давали ей возможности говорить. Собравшись с силами продолжила: «После смерти мужа, сестры и ребенка мы переехали в город Поспаш Пермской области. Работала на шахте по добыче угля под землей в 600 м навальщицей, грузила вручную лопатой уголь в вагонетки и подавала на гора.

Возвратились в Крым в 1955 году. Принята в колхоз им. Калинина «для получения земельного участка под строительство дома» — так записано в моей трудовой книжке. На жалкие трудодни я не могла содержать детей и маму, и вынуждена была уволиться и поступить на работу свинаркой на свиноферму при воинской части. Сейчас я даже не могу себе представить, как я могла одна обслуживать тысячу свиней, но это было. С рассвета и до поздней ночи на работе…

Столько всего пережито, что уже и жизнь должна кончиться, а живешь и молишься, чтобы такое больше не повторилось, чтобы дети, внуки и правнуки этого горя никогда не испытали. А жизнь продолжается. У меня пять внуков, восемь правнуков. Старшей правнучке Екатерине 20 лет. Жители села ее избрали депутатом Добровского сельского совета. Я горжусь ей и уверена, что она будет настоящим патриотом своей страны.

6 мая состоялся праздничный «Огонек» для ветеранов войны. Когда я зашла в зал ресторана, увидела много людей и обильно накрытые столы — я была тронута вниманием исполкома сельского совета к ветеранам. Нас было 160 человек. Спасибо исполкому сельского совета, его голове Игорю Викторовичу за внимание, за то, что дал нам возможность встретиться и пообщаться. Это придает нам сил и уверенность в том, что мы не забыты».

Записала Емельянова А. В., заместитель председателя советаветеранов войны, труда и военной службы Добровского сельского совета

.

Сельский труженик


Добавить комментарий

Пожалуйста войдите в систему для отправки комментария.

 

Июнь 2011
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Май   Июл »
 12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
27282930  

Крымское телевидение

http://itv.in.ua

Последние обновленные